Может ли осуществлённая мечта обернуться злом?

книга Антона Павловича Чехова «Крыжовник» помнят все. Скромный, несчастный служащий Чимша-Гималайский всю житье лелеял мечту о собственной усадьбе. ежедневный представлял себе лес с непременными кустами крыжовника…

Рассказ Антона Павловича Чехова «Крыжовник» помнят все. Скромный, несчастный служащий Чимша-Гималайский всю житье лелеял мечту о собственной усадьбе. ежедневный представлял себе сквер с непременными кустами крыжовника. Во всём ограничивал себя и как только в пожилом возрасте дотянулся до заветной цели. но сумма многолетних стремлений оказался очень неприглядным. человек почти что потерял человеческий характер – «того и гляди, хрюкнет в одеяло».

Осуществлённая воздушный замок привела к деградации личности, к омертвению души. сей литературный образец заставляет задуматься, почему да произошло. теперь вконец популярна содержание достижения целей. все-таки почасту умалчивается о том, что около этого процесса, как около медали, может толкать(ся) оборотная сторона. Стремясь к чему-то, гордо не потерять себя, а получив желаемое, не осрамиться в развитии. об этом нелишне подумать заблаговременно.

Мучительная пустота

У писателя Максима Федина потреблять высказывание: «Счастье – в шаге до мечты, кошмар – в шаге после». Действительно, случается, что устройство заветного чаяния приносит разочарование. В душе образуется пустота, и такое сословие ужасно мучительно. преимущественно страшно, Кагда сей вакуум заполняется эгоизмом и самодовольством. то есть да произошло с чеховским героем.

Удручает, если лицо не понимает, что с ним происходит вещь неладное. Чимша-Гималайский был совершенно доволен своей новой жизнью, и ему больше нисколько не надо было для счастья. Он остановился в развитии, что его нисколько не беспокоило. Ему и некогда было задуматься об этом. Тарелка с кислыми ягодами стала тем алтарём, на кто человек рассказа положил молодой годы и те положительные качества, которыми, безгранично вероятно, изначально обладал.

«Голубая сон – мечта, посиневшая в ожидании своего осуществления»

Эти болтовня неизвестного автора звучат забавно, за всем тем не лишены здравого смысла. самовольно процесс стремления к цели может обернуться деградацией личности. деятель «Крыжовника» своим примером красноречиво показывает это. малый человек, поглощённый мечтой, стал чёрствым и равнодушным к людям. Он бес всякого чувства женился за денег, обрёк жену на нищенское бытие и тем приблизил её смерть. Никаких угрызений совести при этом не испытывал.

Осуществив свою мечту, весьма свободно впасть в самомнение. «Самое наглое», – как замечает Чехов. Немалую занятие играет и то, что достигнутая мета иногда вытаскивает на вид те качества личности, которые таились до отверстие до времени в глубине души. очень не В любое время они положительные. боязливый служащий превращается в самодовольного барина. Возможно, подобное гордость было в нём и прежде, просто дремало до определённого момента.

Уход в прошлое

История, рассказанная Чеховым, способна навести на неутешительные мысли. другой чтец весь может задаться вопросом, стоит ли весь тяготеть к чему-то, если вкушать опасность столь плачевного финала. Нет, желания и цели необходимы. Но дюже гордо понимать, чем то есть они продиктованы и чему обязан исправлять должность результат. Сможет ли он становиться фундаментом для новых, более значительных достижений, либо же приведёт к откату назад.

В рассказе теснить величавый нюанс. полубог провёл отрочество в деревне, и эти книга породили мечту о жизни на природе. Он не справился с тоской по прошлому. Многих действительно да же посещает хотение отдать давнешенько ушедшее. приманка силён, хотя бы и неосуществим. Из прошлого дозволено и нуждаться извлечь уроки, Но повернуть время обратно невозможно. как ни сильна иногда ностальгия по детству, ею приходится переболеть и питаться дальше. если же пренебрегать о настоящем, то ни к чему хорошему это не приведёт.

Масштабы мышления

Сознание героя сузилось до размеров усадьбы с крыжовником. Но ведь, как замечает творец рассказа, человеку нужен деревня тленный шар. Здесь может стиль приличествовать не только и не столько о физическом пространстве, что об интеллектуальном и духовном. Ограниченность, закостенение, своекорыстие появляются, Кагда лицо входит в рабство от мелкий цели. «Надо, что бы зa дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком», – пишет Чехов.

Не непременно мета мелка и эгоистична. Она может оставаться и благородной. Но даже в этом случае не все задумываются, как квартировать опосля её достижения. невыносимо живым духом муж привыкает к результату, и осуществлённая идеал становится частью его обыденной жизни. воля быть на вершине и насладиться этим состоянием достаточно опасно. что бы просто сохранить достигнутый уровень, придётся потрудиться. Для дальнейшего восхождения усилий потребуется снова больше.

Если нет новых целей, то наступает завещание смерть. Всё в природе находится в движении – и крошечные атомы, и огромные галактики. Нет ничего, что пребывало бы в застывшем состоянии. но для человека мнение о полном покое кажется иногда очень заманчивой. гордо не поддаться такому соблазну. который не соглашаться вперёд, тот оказывается оттянутым назад. или рост, либо деградация – на другой лад составлять не может. об этом следует помнить.