Взрослые дети и их матери: кто кого?

Для ребёнка мама и духовенство – авторитеты, и их болтовня не подвергаются сомнению. Но чем старше мы становимся, тем больше даём себе льгота сомневаться…

Когда мы взрослеем, то из категории «ребёнок», переходим в категорию «почти равноправный взрослый». Это величавый момент. бесконечно большой и для детей, и для родителей. С одной стороны, родители (обычно мамы) хотят, что бы дитя стал самостоятельным, завёл свою семью, устроился в жизни. Они да и говорят: «Ну Кагда ж ты уже замуж выйдешь/ слезешь с нашей шеи». С иной же стороны, взрослость ребёнка чревата самыми разными страхами – маме очень и зa ребёнка, и зa себя. делание около мам такая – обожать своё плод и терпеть зa него. А неожиданно с ним что случится? (Кстати, часто своей тревогой мамы неосознанно транслируют ребёнку послание: «Ты не справишься со взрослой жизнью». И в этом случае он самоуправно боится самостоятельности и взрослости.) за исключением того, сильно остаться одной, страшно, что про неё забудут.

И вот эта самая другая рука не даёт родителям «отпустить» уже не очень ребёнка, переквалифицировать его в «тоже взрослого». Природа родительства против, ведь сколь бы вам ни было лет, для своей мамы вы В любое время будете маленькими. по-этому часть от родителей – это теорема ребёнка. Тест на зрелость, если хотите.

Детям тожественный непросто. около медали их положения одинаковый две стороны. Хочется останавливаться самостоятельным и независимым, хочется свою семью, хочется перестать обращаться в поисках одобрения. Но в то же время существуют и страхи: что с родителями вещь случится (старенькие же), что мама расстроится, что обидишь, что нудные лекции произносить начнут (если не уступишь) и да далее.

Вот и пытается зрелый дитя усидеть на двух стульях: что бы и маму не обидеть, и населять по-своему. Какое-то время ему кажется, что дозволено не изготовлять сей выбор, что дозволено попадать и себе, и маме. Но природа взросления требует иерархии приоритетов: определись, говорит, который для тебя на первом месте – ты или же мама? содержание будущего поколения или же прошлого?

Если это приговор прислуга принять не может, то «доктор Время выписывает ему отличный Пендель». Даже полный путь таких препаратов. Очень, кстати, гуманных. Ведь они позволяют принять приговор постепенно, по капельке вынуждая всё больше и больше отделяться. С каждым приёмом Волшебных Пенделей воля взрослеть и пребывать по-своему становится очевиднее.

Итак, прейскурант Волшебных Пенделей:

1. «Я бес тебя умру».

Мама звонит и говорит, что ей плохо. Причём сама она не вызывает ни врача, ни подругу. иной вариант: «Вот Кагда меня не станет, ты пожалеешь, что да к маме относился и иногда навещал».

Поначалу дитя откладывает все дела и мчится избавлять – а неожиданно на самом деле всё да плохо? Но после выясняется, что ей следовательно лучше, «само прошло, не нужно никаких врачей». Детёнышу легчает, ежели и доза досады в грудь поселяется. Чем чаще такой Пендель встречается, тем больше эта досада. И тем сильнее хочется не сдавать на звонки. Но страх-таки нашёптывает: «А что, если…»

Перевод ультиматума: «Или делай по-моему, или же будешь томиться страхом и чувством вины».

2. «Я просто да позвонила».

Мама звонит и задаёт невинные вопросы. Может быть, даже интересуется, удобно ли говорить. А после ни к чему не обязывающие темы недавно плавно переходят во всё более личные, вылезают непрошеные советы, бестактные замечания… То теснить нарушаются психологические границы ребёнка. Что, естественно, вызывает злость. И Кагда дитя не выдерживает, мама обижается и говорит вещь вроде: «Ну очень шиш тебе говорить нельзя!»

3. «Конечно, беги! А, кстати…»

Ребёнок повествует маме, что около него только час на дружба с ней. Она кивает головой, понимающе смотрит. Но Кагда время подходит к концу, она вдруг вспоминает какую-то важную тему, вопрос, что хотела задать, а то и целую тонну вопросов. если это беседа телефонный, то вдруг слышно, что с мамой лицо беседует: «Да, угу, ага. Пока. Да. Хорошо, пока. ПОКА!»

Дитя опаздывает, торопится, он же залпом сказал. И, конечно, еще вылезает злость. Но если её выразить, то мама… разумеется, обидится!

4. «Бьёт – следовательно любит».

Мама говорит вещь такое, что очень задевает – например, критикует, Кагда от неё ждали поддержки. дитя в шоке, злится, расстраивается, может даже сообщить ей об этом. В опровержение он получает: «Ну я же добра тебе желаю, вот и говорю правду!»

5. Классическое «Совсем про мать забыл».

Применяется да часто, что даже объяснять нет смысла.

6. «Мы все умрём».

Мама звонит, что бы поделиться «страшной» новостью: доллар растёт, по городу ходит грипп, ГМО везде, британские учёные вещь там открыли. дитя поначалу относится к таким новостям серьёзно, начинает нервничать. А со временем постоянные депрессивные сообщения начинают раздражать, и он или посмеивается, либо просит маму больше не «грузить». В любом случае (как все уже догадались) – обида. или её чувства действительно не принимаешь, либо заботу не ценишь, либо позаботиться о себе не можешь.

Продолжать дозволительно кроме долго, ведь свои игры-Пендели вылезают не только при взрослении ребёнка, Но и с появлением внуков, и со свадьбой, и с любым другим изменением ролей. Но, как вы заметили, логика всюду одна и та же: отдельный Пендель нужен для того, что бы дитя вырос, а мама научилась ютиться своей жизнью. Маме ведь тожественный нуждаться вспомнить, что она кроме и женщина, и профессионал, и подруга, и много-много кто.

Любые изменения идут сквозь боль, а смены ролей – сквозь расставание. И не важно, с чем мы прощаемся – с ролью малыша, со статусом, с человеком… В любом случае разлука подразумевает обесценивание. То питаться отпустить дозволительно только тогда, Кагда разозлишься. А покамест мы боимся злости и пугаемся статуса «плохого ребёнка» – да и не станем взрослыми, да и не начнём жить собственную жизнь. причинность Пенделям и мамам, что они нам помогают встречать себя.