Безопасность — прежде всего?

Что такое безопасность? Это привычное чувство от себя и от жизни. обещание «безопасность» свободно может ввести в заблуждение…

На передовой взор кажется, что безопасность подразумевает физическое здоровье, финансовое обеспечение, наличие крова над головой, тёплые и принимающие отношения. И всё это не просто должно быть в жизни: оно должно толкать(ся) постоянным и стабильным. вера в завтрашнем дне, да сказать.

Мы все можем выражать о том, что хотим такой жизни, что это и употреблять безопасность, что то есть да мы её и понимаем. А неосознанно мы будем тянуть к очень подобный безопасности. К той, которая для каждого своя. То поглощать знакомая с детства.

Например, в семье некой девочки было принято гоготать над детьми, измываться над их попытками добиваться успеха. Казалось бы, глубокая поношение должна привести к тому, что чувство безопасности для неё будит там с теми, где не принято насмехаться. И какая-то круг этой женщины будит порываться к такой жизни, к принятию и поддержке со стороны значимых людей. Всю положение ведь над ней смеялись – логично, что хочется наконец-то избавиться от тяжкого ощущения своей никчёмности!

Но в реальности происходит вещь другое. дитя выросла, Но тепло и принятие её как будто бы пугают. Она в то же время хочет и не хочет иметься ценной. Она выбирает партнёров, которые тыкают пальцами в её несовершенства. Она делает досадные ошибки и попадает в нелепые ситуации. Такие, что бы над ней продолжали смеяться.

Потому что в бессознательном сидит установка: безопасность – это Кагда над тобой хихикают, Кагда не ценят и не воспринимают всерьёз. Головой-то женщина может носиться с мыслью очень по-другому. Но живёт так, что бы сохраняться в этой привычной и издавна знакомой «безопасности». Она знает, как изгонять в смеющемся мире. И организует свою содержание так, что бы всё оставалось по-прежнему.

Или вот опять пример. Мальчика растила жёсткая, эмоционально тюрьма и контролирующая мать. Она ежесекундно требовала от него по возрасту невыполнимых вещей – например, в четыре возраст ожидала от него ответственности. А если он не соответствовал её завышенным требованиям, то она да его наказывала и стыдила, что хотелось через землю провалиться.

Мальчик стал мужчиной. Вроде как он в конце концов освободился от удушающего контроля и теперь-то может выбрать себе женщину, с которой легко, весело и не стыдно. Но что он делает на самом деле? либо выбирает такую же «душную» жену, либо выбирает любую другую, Но организует свою существование с ней таким образом, что бы всё время ощущать себя виноватым. Он как якобы ждёт наказания и делает всё, что бы чувствовать обыкновенный для него стыд. Он обманывает, тянет время, не выполняет обещаний – словом, провоцирует любого человека на мамины чувства. А самовольно ощущает то же, что и в детстве – вину и стыд, чувство собственной плохости.

И он раз зa одновременно проигрывает эту ситуацию с разными людьми и в самых разнообразных обстоятельствах. Ведь для него это – привычное. Безопасное. Родное. Где всё ненавистно, Но знакомо.

И последний, Но не менее курьезный пример. Мальчика воспитывала мама, которой он восхищался. Но около неё не было на него времени. Она мелькала в его жизни, принося с собой долгожданную любовь, Но резво исчезала. который знает, может, она всё время проводила на работе (ради него, среди прочим), может, была занята своей личной жизнью – не столь важно. секрет в том, что её В любое время было мало.

Мальчик вырос и влюбился… в невероятную красотку. Которая к тому же занята. И он начал красиво-красиво зa ней ухаживать. Он пишет ей поэмы, поёт серенады под окном и т.п. Но она остаётся к нему равнодушной, что бы он ни делал. Она николи не будит его, и он это знает. около него бывают отношения с какими-то женщинами, Но они все не настолько ценны, как она – та, которая на пьедестале.

Угадайте, что будет, если она внезапно изменит своё приговор и довольно для него доступной? Правильно, влечение пройдёт. либо он начнёт упражняться такие вещи, что бы она от него сама сбежала, и между тем регесты может повториться. Такие от века до века влюблённые романтики даже не рассчитывают на то, что когда-то цель их обожания будит рядом: он не думает о том, как о ней заботиться, на что зимовать и где. Потому что это не важно. Он хочет, что бы она вовек была не его. Для него безопасность – это Кагда дорогой объект недосягаем…

Осознать свои желания в этом смысле непроходимо и несказанно нелегко. начинать как это – жениться и действительно себе, что на самом деле ты хочешь присутствовать и любимым, и недостойным любви одновременно?! Для неискушённого психологической наукой человека это весь звучит как бред.

Дело всё в том, что нами управляют две противоположные тенденции. С одной стороны, мы хотим гнездиться в безопасности. В той безопасности, которую что знаем. На то она и безопасность, что питание в таком формате подразумевает недостаток неожиданностей и максимальную предсказуемость. С подобный же стороны, на нас действует положение развития, кто гласит, что всё живое стремится к улучшению своего состояния. То потреблять как раз к отсутствию безопасности (как мы привыкли её понимать). сей правило подталкивает нас перешарить новые пути, осмеливаться пребывать по-другому.

Вот да и получается, что желать и не желать одного и тово же – естественно и нормально для человека. И в разные периоды жизни то или же иное нетерпение управляет нами в большей степени. Кагда кушать силы и смелость – мы готовы развиваться, Кагда нет – «скатываемся» к привычному.

Если личность понимает, как работают эти законы – около него теснить добросовестный надежда высказывать из замкнутого круга. Он может осознать, что он такого делает, что бы ситуации эти повторялись. если же он этого не знает, не задумывается над хитрым вопросом: «а какова моя занятие в том, что происходит?» – он будит обвинять других. Верить, что никому очень доверять, что не будит никого, с кем близко такой особа сможет вкушать себя достойным любви и уважения.