Мне страшно, или Почему так часто хочется смотреть на небо?

На выше- взгляд, «тёмное» и самое недружественное для нас скрывается то есть в жутких подземельях и в мрачных глубинах вод. почти что уверен – подземные пространства просто кишат нечистью разной…
С опаской рассматриваю глубокую трещину в земле – внезапно оттуда вещь мерзопакостное вылезет с намерением злобно укусить…

На выше- взгляд, «тёмное» и самое недружественное для нас скрывается то есть в жутких подземельях и в мрачных глубинах вод. едва не уверен – подземные пространства просто кишат нечистью разной…

С опаской рассматриваю глубокую трещину в земле – внезапно оттуда вещь мерзопакостное вылезет с намерением злобно укусить. либо понимать и утащить в зловонное пекло. Но с каким восторгом радуюсь «падающей» звезде, если доведется увидеть. даже воротила замирает.

Моя сердце неутомимо отвлекает меня от только земного. Ей (душе) только бы в облаках витать; она ежемгновенно стремится ввысь, к небесам, к чему-то просветленному и вдохновенному, вот и сманивает туда – поближе к Раю. А желания часто низменные, прагматичные и незатейливые, грубые временем – как раз против Ада.

Всё страшное – под землей

Подыскивая болтовня о мрачных и угрюмых вместилищах подземного ужаса, бессознательно опускаю голову и прислушиваюсь – как соглашаться в душераздирающих криках из преисподней рисковать покупать хотя что-нибудь членораздельное. Но слов нет, только леденящий душу фобия долго наполняет меня, точно по моим жилам течет не кровь, а трупный отрава – это откликнулась на требование поговорить со мной земная многокилометровая толщь кладбища с заточенными, запрессованными в ней душами…

Безобиднее покойника нет так себ е на свете, Но с дрожью в коленках гляжу на него: «Меня ждет то же самое!» А как представлю, что на тот знать так себ е большего и в принципе не отправится, окромя этого бренного тела, то появляются дурные предчувствия о воздаяния. Ну, не может всё просто да закончиться – непременно «неупокоенные» придут со счетами на оплату. И характеры около таких мертвецов разные…

На земле вдобавок страшнее

Рассказать всем, чего я боюсь?.. Всем-всем? Стыдно… Себе-то сильно правду говорить, а ей – тем более. Приходится объяснять, как получится. Да, я запутался – такого насочинял про всех и наделил многих такими несуществующими качествами, что… В коллективе очень плохо: «сильные» не верят мне. Чувствуют, наверное.

Постоянно хочется казаться хорошим. Даже начинаю себе врать. Не смотрю торчмя на себя в зеркало – ищу видный ракурс, и только после начинаю причесываться. И такой (красиво-причесанный) непременно совершает только хорошие поступки.

Автор дурных поступков – иной Я… Моя Тень. Это он пьяный всех придушить зa всё плохое в нашей с ним жизни. А что?.. Имеет право.

Страх во всем… фобия куда ни кинь и повсюду

В природе нет нуль такого, во что очень облечь страх. хотя какой угодно боязнь – это природный боязнь смерти, Но очень настолько изобретательна, что очень справедливый пустяк, как обгоревшая спичка, например, кажется орудием убийства. И настоящий боязнь да непременно превращается в невротический страх. Уже боюсь не смерти – питаться боюсь.

Боюсь будущих событий – то есть они принесут мне несчастья. Боюсь распределять хорошее – непременно сбудется плохое. Живу в постоянном напряжении и не виню фобия в таких неприятных для меня эмоциях – преступление уже лежит на самой жизни. Это положение виновата в моих бедах. Это она виновата в моей смерти.

Убежать от страха

Даже если бы смог воспарить как птица, не оглядываясь, убегая (улетая) от страха, то обязательно умер бы от страха высоты. просить в заботе обо мне, неизбежный, как моя вселенная, боязнь из благодетеля превратился в монстра – живу в непрерывном ужасе, в настоящее время я боюсь и страха…

Но со стороны выгляжу практически здоровым – научился грезить и грезить, глядя в бесконечную пустоту. Мне да нравится заглядеться на небо! Жаль, что хочется всё больше только этим и заниматься.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *